Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Аналитическая химия Ароматерапия Биотехнология Биохимия Высокомолекулярная химия Геохимия Гидрохимия Древесина и продукты ее переработки Другое Журналы История химии Каталитическая химия Квантовая химия Лабораторная техника Лекарственные средства Металлургия Молекулярная химия Неорганическая химия Органическая химия Органические синтезы Парфюмерия Пищевые производства Промышленные производства Резиновое и каучуковое производство Синтез органики Справочники Токсикология Фармацевтика Физическая химия Химия материалов Хроматография Экологическая химия Эксперементальная химия Электрохимия Энергетическая химия
Новые книги
Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 2" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 1" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 12" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 11" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 10" (Журналы)
Книги по химии
booksonchemistry.com -> Добавить материалы на сайт -> Физическая химия -> Тамм И.Е. -> "Эйнштейновский сборник" -> 126

Эйнштейновский сборник - Тамм И.Е.

Тамм И.Е., Кузнецов Б.Г. Эйнштейновский сборник — М.: Наука, 1966. — 376 c.
Скачать (прямая ссылка): eyshtenovskiyzbornik1966.djvu
Предыдущая << 1 .. 120 121 122 123 124 125 < 126 > 127 128 129 130 131 132 .. 140 >> Следующая

Велик соблазн попытаться наряду с оценкой того, что уже ясно, понять хотя бы в самых общих чертах пути дальнейшего развития. Но хорошо известно, что это почти невозможно. История прогнозов развития науки, как и история крупных открытий, неизменно иллюстрирует «неспособность даже лучших из нас видеть много дальше кончика собственного носа» (Ф. Дайсон).
Тем не менее такие прогнозы делались и будут делаться — такова уж человеческая природа. Не исключена
22* 339
возможность, что от этих прогнозов, несмотря на всю их шаткость, есть даже некоторая польза: новые представления и новый способ рассуждений обычно находят только в результате многочисленных проб и неудач, а прогнозы могут стимулировать какую-то сто первую пробу.
Развитие физики несет с собой постоянные большие изменения в технике и пересмотр взглядов на мир. Но во всей современной физике есть два и только два экстремальных направления, от которых естественно ожидать в ближайшее время революционного преобразования наших основных представлений о свойствах материального мира: физика элементарных частиц (физика «бесконечно малого»), с одной стороны, космология и релятивистская астрофизика (физика «бесконечно большого») — с другой [1]. В последние годы физика столкнулась с явлениями, в которых, возможно, смыкается то и другое, которые, следовательно, могут таить в себе и источник наиболее революционных преобразований.
Итак, релятивистская космология. Ее теоретической основой явилась общая теория относительности (релятивистская теория тяготения) Эйнштейна [2]. Не дожидаясь экспериментального подтверждения этой революционной теории хотя бы в масштабах солнечной системы, Эйнштейн сразу же распространил ее на космологические масштабы [3]. Но, как это часто бывает в истории науки, новая теория, призванная сменить старую, начинает с того, что пытается обосновать свое право на существование декларацией благонамеренности, попыткой доказать совместимость со старыми представлениями. Так было и с новой космологией. Неизменность, статичность (или стационарность) Вселенной считалась в старой космологии чем-то настолько само собой разумеющимся, что Эйнштейн ради придания новой космологии благонамеренного, с точки зрения этих основных представлений старой космологии, характера даже видоизменил уравнения тяготения путем введения в них знаменитой «космологической постоянной». В этом смысле работа Эйнштейна [2] является не только началом новой космологии, но и апофеозом старой, тогда как решительным отказом от стремления к благонамеренности явились работы Фридмана [4, 5]. Успех Фридмана объясняется тем, что он не побоялся быть большим эйнштейнианцем, чем Эйнштейн.
340
Релятивистская космология в том виде, какой она получила на основе работ Фридмана, и сегодня в определенном смысле не только достаточно хороша, но и слишком хороша.
Достаточно хороша она в том смысле, что позволила предсказать наиболее грандиозное явление, известное естествознанию XX в.: расширение Метагалактики. Как бы ни изменились наши взгляды в будущем, возврата к старому нет. Господствовавшие тысячелетиями представления о неизменной Вселенной сменились осознанием ее не-статичности, динамичности. Даже если окажется, что Вселенная стационарна, как это предполагается в некоторых космологических гипотезах, то ведь эта стационарность «в большом» достигается только за счет крайней, предельной нестационарности «в малом»!
Слишком хороша современная релятивистская космология в том смысле, что она располагает не только простейшими моделями, но и значительно более сложными, не поддающимися наблюдательной проверке.
Несмотря на все это, ясно, что природа вовсе не обязана быть такой, чтобы простейшие модели отражали адекватным образом действительное положение вещей (за исключением наиболее общих закономерностей, вроде нестационарности). Лежащее в основе простейших моделей предположение об однородности и изотропии наверняка не выполняется строго и является, по-видимому, довольно грубой идеализацией. Совершенно неясно, в какой мере характерные черты эволюции моделей (ограниченность эволюции с одной или с двух сторон временными особенностями и т. п.) отражают действительную эволюцию Метагалактики и т. д.
Что же дальше? Наиболее естественным представляется путь отказа от идеализаций и упрощений, возможно более полный учет различных факторов неоднородности и анизотропии (капитальная работа [6] насчитывает таких основных факторов шесть, которые, правда, не все одинаково существенны). Мыслимо также усложнение уравнений тяготения, например, путем возврата к космологическому члену, от которого Эйнштейн отказался под влиянием работ Фридмана и открытия Хаббла [7], подтвердившего основной вывод этих работ. В сущности единственным, хотя и производящим сильное впечатление, аргументом против космологического члена до сих пор является
341
то, что без него можно обойтись [8, 9]. Уравнения можно усложнять и иными путями. Такое направление, повторяю, представляется наиболее естественным с точки зрения заложенных в теории возможностей. Но что значит «наиболее естественное»? Оно, по-видимому, и соответствует словам Оппенгеймера, приведенным в эпиграфе: «Мы хотим узнать, что-то новое, но и не слишком новое...»
Предыдущая << 1 .. 120 121 122 123 124 125 < 126 > 127 128 129 130 131 132 .. 140 >> Следующая

Авторские права © 2011 BooksOnChemistry. Все права защищены.
Реклама