Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Аналитическая химия Ароматерапия Биотехнология Биохимия Высокомолекулярная химия Геохимия Гидрохимия Древесина и продукты ее переработки Другое Журналы История химии Каталитическая химия Квантовая химия Лабораторная техника Лекарственные средства Металлургия Молекулярная химия Неорганическая химия Органическая химия Органические синтезы Парфюмерия Пищевые производства Промышленные производства Резиновое и каучуковое производство Синтез органики Справочники Токсикология Фармацевтика Физическая химия Химия материалов Хроматография Экологическая химия Эксперементальная химия Электрохимия Энергетическая химия
Новые книги
Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 2" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 1" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 12" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 11" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 10" (Журналы)
Книги по химии
booksonchemistry.com -> Добавить материалы на сайт -> Журналы -> Петрянов-соколов И.В. -> "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 10" -> 46

Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 10 - Петрянов-соколов И.В.

Петрянов-соколов И.В. Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 10 — Наука , 1974. — 132 c.
Скачать (прямая ссылка): himiyaigizn101974.djvu
Предыдущая << 1 .. 40 41 42 43 44 45 < 46 > 47 48 49 50 51 52 .. 65 >> Следующая

Нельзя сказать, чтобы заслуги Павла Павловича перед отечеством не были высоко оценены: за сохранение и восстановление Физтеха Кобеко был награжден орденом Ленина. Его имя было широко известно и в научном, и в военном мире. Редко кого так любили товарищи по работе, как любили Павла Павловича. Поэтому то, что произошло в последние годы его жизни, было для всех нас необъяснимо и чудовищно. В октябре 1950 года был отстранен от руководства институтом его основатель, ученый с мировым именем — Абрам Федорович Иоффе. Теперь все это, как говорится, быльем поросло, и ныне Физико-технический институт носит имя Иоффе, но как грустен был его 70-летний юбилей, именно тогда отмеченный ленинградскими учеными на вечере в Академии наук.
Впрочем, довольно скоро Иоффе было поручено организовать новое учреждение — Институт полупроводников. Но Физтех без него осиротел. А происшедшее озадачило и обескуражило многих.
Павел Павлович, как все мы, преодолевал, как мог, свою горечь, стараясь с головой уйти в работу. Его лаборатория расширялась, в ней трудилось уже пять докторов
96
Страницы истории
наук — учеников Кобеко. И все-таки сам он надломился. Исчезла былая веселость, он уже не рассказывал по вечерам забавные истории, не острил, не цитировал своих любимых классиков. В институте к нему по-прежнему относились хорошо. Лаборатория Кобеко считалась образцовой, получила несколько премий Президиума Академии наук. В 1952 году была издана его монография «Аморфные вещества».
И вдруг грянул новый гром. Через два года после смены руководства новая дирекция института, вначале как будто симпатизировавшая Павлу Павловичу, неожиданно круто изменила отношение к нему. Была предпринята разносная критика его работы, а это неизбежно означало «закрытие» всего возглавляемого им научного на-превления. Хорошо чувствовалось, к чему все это ведет.
Павел Павлович был человеком большого личного достоинства. Желая предупредить события, он обратился к президенту Академии наук с просьбой разрешить ему оставить Физтех. Он намерен был перейти в другой, не академический институт. Многие уговаривали его остаться. Лишь после настойчивых просьб И. В. Курчатова и С. И. Вавилова Кобеко согласился остаться в системе Академии, но с условием, чтобы не работать в Физтехе. По распоряжению Президиума Академии лаборатория Ко-боко была переведена в Институт высокомолекулярных соединений.
Работа лаборатории приостановилась, началось пёреселение. Начались тягостные переговоры: кто из сотрудников Павла Павловича согласен уйти с ним в другой институт? Какое оборудование ему разрешат взять из Физтеха? Местное начальство чинило ему всяческие препятствия, а некоторые друзья, многолетние сотрудники и ученики отвернулись от него.
Правда, в новом институте Павла Павловича и тех, кто перешел туда вместе с ним, встретили очень хорошо. Помогли заново оборудовать лабораторию. Работа пошла снова, новые коллеги к ней относились с истинным интересом. И тут Павел Павлович вдруг захворал (у него наступило обострение старой блокадной болезни — хронической пневмонии). Не успел он поправиться — умерла его жена Софья Владимировна. Это окончательно подкосило Павла Павловича. Детей у них не было.
Он пытался взять себя в руки, заняться делами новой лаборатории. В те дни он приезжал ко мне иногда обедать Грустно философствовал, возвращался к пережитому. Говорил, что он обманулся в людях. Мы с женой старались его утешить и говорили ему то, что обычно говорят в таких случаях: что он ошибается, что все происшедшее — нелепая случайность. Дело у него снова налаживается. И направление, которое он создал в науке, будет по-прежнему развиваться и когда-нибудь принесет замечательные плоды. (В этом-то мы не ошиблись.) Друзей у него было много, всех нас беспокоили его тяжелые думы. И все же все мы, вместе взятые, не могли заменить ему самого близкого человека...
После смерти Павла Павловича в январе 1954 г. в его бумагах было найдено вот такое письмо:
«Моим соратникам по научной работе!
Дорогие друзья и товарищи по работе!
Я оставляю вас с ясной уверенностью в том, что вы все находитесь в полном расцвете творческой силы и научной зрелости. Старая нянька вам больше не нужна. Она даже, может, в .какой-то мере стесняла вашу самостоятельность Не ссорьтесь и, как раньше, дружно решайте поставленные перед вами научные задачи. Не поминайте меня лихом, покойный был неплохой человек и всегда искренне любил Вас. Пишу это на всякий случай в связи с участившимися сердечными припадками.
Ave amici! Moriturus vos salutat!
П. КОБЬКО».
...«Прощайте, друзья! Обреченный смерти приветствует вас»...
Письмо было без даты.
Вот то немногое, что я могу рассказать о Павле Павловиче Кобеко.
Воспоминания о Павле Павловиче Кобеко
97
Послесловие
В феврале 1942 года я приехал по Ладоге, по льду, в блокированной Ленинград с «Большой земли» — Н. М. Рейнов упомянул об этом во второй части своих воспоминаний. Каждого ленинградца, находившегося иа «Большой земле», воевал ли он в действующей армии, был ли эвакуирован вместе со своим заводом или, как мои товарищи, вместе с институтом в тыл, чтобы работать там на оборону, — каждого мучили мысли о родиом городе, о близких, о друзьях, просто о земляках, оставшихся в осаде.
Предыдущая << 1 .. 40 41 42 43 44 45 < 46 > 47 48 49 50 51 52 .. 65 >> Следующая

Авторские права © 2011 BooksOnChemistry. Все права защищены.
Реклама