Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Книги
Аналитическая химия Ароматерапия Биотехнология Биохимия Высокомолекулярная химия Геохимия Гидрохимия Древесина и продукты ее переработки Другое Журналы История химии Каталитическая химия Квантовая химия Лабораторная техника Лекарственные средства Металлургия Молекулярная химия Неорганическая химия Органическая химия Органические синтезы Парфюмерия Пищевые производства Промышленные производства Резиновое и каучуковое производство Синтез органики Справочники Токсикология Фармацевтика Физическая химия Химия материалов Хроматография Экологическая химия Эксперементальная химия Электрохимия Энергетическая химия
Новые книги
Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 2" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 1" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 12" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 11" (Журналы)

Петрянов-соколов И.В. "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 10" (Журналы)
Книги по химии
booksonchemistry.com -> Добавить материалы на сайт -> Журналы -> Петрянов-соколов И.В. -> "Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 12" -> 11

Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 12 - Петрянов-соколов И.В.

Петрянов-соколов И.В. Научно популярный журнал химия и жизнь выпуск 12 — Наука , 1974. — 132 c.
Скачать (прямая ссылка): himiyaigizn121974.djvu
Предыдущая << 1 .. 5 6 7 8 9 10 < 11 > 12 13 14 15 16 17 .. 69 >> Следующая

Особенное внимание уделяет Пастер предвзятым идеям. Ничего мы не делаем, говорит он, не имея предвзятой идеи. Да только нужна мудрость, чтобы не верить вытекающим из этой идеи выводам до тех пор, пока факты не укрепят и не подтвердят ее. Предвзятые идеи, если они подвергнуты суровому контролю эксперимента, становятся живительным пламенем науки. Но Пастер говорит и о том, как легко случается, что ученый развивает увлекательную идею дальше и дальше, порой за пределы ее приложимости. И тогда предвзятая идея превращается в навязчивую, представляющую огромную опасность. Вот почему, говорит Пастер, я хотел^бы, чтобы на всех храмах науки были начертаны слова, которые я взял эпиграфом к своей книге о брожении и производстве пива: «Самое большое извращение — это верить вещам потому, что хочется, чтобы было так, как ты желаешь».
О самом термине «предвзятость». Может быть, смысл этого слова трансформировался в нашем представлении. Под предвзятостью мы понимаем сегодня необъективную точку зрения, какую-то ограниченность в суждениях, и выражение «предвзятая идея» звучит как бы пренебрежительно, не-
20
Размышления
гативно. Это наше восприятие справедливо лишь для тех ситуаций, когда защитник идеи стремится доказать ее правильность во что бы то ни стало, когда все полученные факты он подгоняет под свою идею, отбрасывая как негодные, недостойные внимания те наблюдения, которые в эту идею не укладываются.
Пастер, завещая ученикам не бояться предвзятых идей, имел в виду другое. «Быть убежденным, что ты обнаружил важный научный факт, с жаром хотеть его скорее обнародовать, и сдерживать себя днями, неделями, порой целыми годами, оспаривать самого себя, пытаться опровергнуть собственные опыты, и сообщить о сделанном открытии после того, как истощены и отвергнуты все противоречащие гипотезы и предположения — да, это тяжкое испытание. Но зато, когда после стольких усилий, наконец, приходишь к подлинной уверенности, то тут испытываешь одну из самых огромных радостей, какие только может ощущать человеческая душа».
Попытаюсь проследить, каким образом абстрактные идеи и почерпнутые в опытах факты сыграли свою роль в становлении молекулярной биологии.
Началом ее считается раскрытие двуспиральной структуры ДНК, вещества наследственности. Один из авторов этой работы, Джеймс Уотсон, без лишней скромности сравнил свое открытие с великим взлетом ума Чарлза Дарвина. И он же называет в числе движущих сил своего исследования тщеславное стремление опередить Лайнуса Полинга в гонке за Нобелевской премией. Вот что, оказывается, заставляло двух главных участников, Уотсона и Крика, работать дни и ночи, конструируя замысловатые молекулярные модели...
Не придавайте этому замечанию большего значения, чем это сделал сам автор книги «Двойная спираль». Оно лишь подчеркивает, оттеняет роль именно умозрительных построений. Поиски фактов были уже вторичным элементом, они состояли в том, чтобы подобрать молекулярную модель, которая бы лучшим образом отвечала теоретическим построениям.
Конечно, если бы раньше Чаргафф не открыл факта эквивалентного содержания пуриновых и пиримидиновых оснований в молекуле нуклеиновой кислоты, то идея комплементарного построения двойной спирали вряд ли могла возникнуть у Уотсона и Крика. Но Эрвин Чаргафф ограничился только тем, что открыл закон Чаргаффа, а вывода о возможном принципе построения двойной спирали ДНК не сделал: Уотсон и Крик извлекли идею из фактов, установленных Чаргаффом, и эта идея позволила им получить новые факты, которые иначе не могли бы быть открыты. В их работе теория и экспериментальный поиск шли рука об руку, роль абстрактного мышления усиливалась поисками вещественного фактического материала.
Как же обстоит дело с принципом комп-лементарности идей и фактов на нынешнем этапе молекулярной биологии?
Я бы сказал, что та насыщенность принципиальными, отвлеченными представлениями и идеями, которая была характерна для молекулярной биологии до недавнего времени, оказалась сейчас до известной степени оттесненной на второй план. Мы становимся очевидцами неудержимого накопления новых и новых фактических сведений. Искусство экспериментатора приобрело самодовлеющий характер, и удельный вес тех самых предвзятых идей, о которых говорил Пастер, ощущается в гораздо меньшей степени. Очень многие из вновь установленных фактов стали следствием применения новых химических, оптических, кристаллографических методов.
Конечно, следует избегать в подобных оценках крайностей. Каждый успешный опыт есть результат заранее продуманной его постановки, есть использование накопленного ранее знания для того, чтобы поставить новый вопрос перед природой и заставить ее дать достаточно убедительный ответ. Все это относится, конечно, к области идей, хотя роль их здесь проявляется в более скрытой форме. Но главное заключается в том, что с возрастанием числа новых фактов все больше усиливается голод по свежим принципиальным идеям, прокладывающим новые пути.
Факты и идеи в творчестве ученого
21
Сейчас в молекулярную биологию пришло второе поколение, вторая генерация. И это уже теперь сложившиеся ученые, со своими взглядами, с солидной теоретической подготовкой и экспериментальными навыками. Отличается ли эта молодежь от первой генерации?
Предыдущая << 1 .. 5 6 7 8 9 10 < 11 > 12 13 14 15 16 17 .. 69 >> Следующая

Авторские права © 2011 BooksOnChemistry. Все права защищены.
Реклама